/ / / ЖИТЬ В ИМПЕРИИ У МОРЯ... (VII) Михаил Вартанов

ЖИТЬ В ИМПЕРИИ У МОРЯ... (VII) Михаил Вартанов

ЖИТЬ В ИМПЕРИИ У МОРЯ... (VII) Михаил Вартанов

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

- Подводя итоги нашего маленького совещания, Николай, я еще раз хочу тебе
заметить: мы не имеем права ни на йоту отходить от нашего замысла. Ты
человек крученый и совсем даже не дурак. Ты, Коля, должен понять, в какой стадии сейчас развитие событий. Еще раз напомню - в неуправляемой и неконтролируемой... А это означает, что любой риск, даже самый пустячный, подобен смерти...

Петр прошелся по комнате и потянулся, растягивая мышцы. Серьезный Быков, примостившись у компьютера, хмуро поглядывал на его экран.

- Сероштанову с твоими друзьями оставляем здесь. Они слишком много видели, и, хотя я верю в их нетрепливость, за Катерину, к примеру, я поручиться никак не могу...

- Не в подвал же их запирать...

- Не в подвал. Я решил поступить проще и приобрел сегодня утром три путевки на туристический экспресс-маршрут "ААА". Пусть полетают из Азова в Австралию, а затем в Америку. Он рассчитан на неделю. За неделю мы будем гарантированы от утечки информации.

А потом пусть болтают - им все равно никто не поверит. Ведь и Митяю, и его внуку, как я понимаю, все равно делать нечего?

- Это точно... - Мрачно согласился Быков.

- Вот пусть и отдохнут. Скажи им, что это наш маленький подарок в честь, ну, скажем, инвентаризации заповедника... Ты вроде бы как извиняешься, что не можешь уделить им на этой неделе достаточного внимания... А теперь повторим план наших действий еще раз...

***

Сероштанова вдруг засопротивлялась:

- Никуда я не поеду, мальчики! Мне эта Америка до лампочки! Ишь чего выдумали!

Быков чуть ли не силой запихнул ее в геликоптер, подаренный и уже перерегистрированный честными браконьерами, и отвез компанию в аэропорт.

Поручив Катерину заботам Митяя и Гоши, он на низкой высоте, придерживаясь
всех правил и воздушных любительских коридоров, взял курс на Александровский национальный...

И опоздал.

В егерском коттедже кто-то побывал. И не один. По всей видимости, Петр отстреливался до последнего. Об этом свидетельствовала куча гильз у окон, обращенных к восточной стороне леса. Сбитые пулями ветки, следы крови у кипарисов, уничтоженная клумба, снесенные вместе с петлями двери.

Дом обыскали наспех, и Николай с удовлетворением отметил, что проникнуть в файлы компьютера неизвестным не удалось. Сработала система охраны и винчестер просто-напросто самоликвидировался.

Судя по всему, Петра взяли живьем. И это явно были не официальные
органы: работали зачастую по-дилетантски, но со свирепостью и фанатизмом.
Они приземлились на маленьких геликоптерах на опушке, в километре от дома.

Затем гуськом направились в его сторону и, охватив прилегающее пространство
в кольцо, начали штурм. Следов практически никаких не оставили. Так - пара-другая окурков, отпечатки здоровенных, слоновьего размера ботинок.

Петр отстреливался из "Беркута" и "АКМ-55". Пришельцы бомбили из стволов самого различного наименования. Николай даже нашел гильзы от старинного, почти доисторического "Грюневальда".

Включив с помощью лазерного усилителя полицейский канал, Быков отметил, что на перестрелку никто не обратил внимания. Правильно, до ближайшей трассы - километров пятнадцать, а населенных пунктов в округе не было вообще.

Николай опустился в подвал и перешагнул через разваленную с помощью микрокуммулятивного заряда дверь.

Кряхтя, отодвинул бочку с засоленными впрок огурцами - так и не полюбил фирменные из магазина... Достал кейс, оставленный лысым. Разложил на уцелевшем столике содержимое.

Через полчаса из подвала выбрался вроде бы и не Николай - так изменилась его внешность. Застывшие черты лица, вроде бы и не его, Быкова, движения...

Он направился в сторону бункера - последней обители маршала Белого.

***

А в это время со столичной базы "Бутово-8" взлетел и взял курс на юг большой транспортный самолет со спецномерами. В салоне работали кондиционеры, бойцы группы "Бета", развалившись в креслах, отдыхали. В углу играли в нарды. Молодой, крепко сбитый майор внимательно изучал карту, аккуратно разложив ее на коленях.

- Настройте приемник на широкополосную волну всех электронных средств массовой
информации региона, предпочтительно самого Азова! - Попросил он руководителя
службы обеспечения операции.

- Команда "ТемпоТана" разгромила в финале "Ювентус" со счетом пять-ноль...

- Экологическая служба дельты Дона арестовала японский супертанкер "Йокомару"
за сброс в воды седьмого обводного канала окурка сигареты...

- Наш корреспондент в Риме сообщает об избрании на пост папы Всеобщей
Всемирной православной церкви отца Александра...

- Осталось семнадцать дней до закрытия Цимлянского водохранилища... Скоро
россияне увидят его дно...

- Канада намерена закупить у трех фермерских хозяйств Юга Азовского региона
112 тысяч тонн высокосортного элитного зерна. Правительство Канады подает
в отставку...

- Через несколько минут вы услышите специальное сообщение отдела по борьбе
с политическими преступлениями... Настройтесь на нашу волну...

- Сделайте погромче! - Попросил майор.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

- "У микрофона в нашей студии генерал Михаил Лентулов, руководитель
специального отдела по борьбе с политическим терроризмом на Юге России"...

Генерал говорил медленно, словно не успел до конца сформулировать мысли, прислушиваясь к каждому своему слову, как бы прикидывая его на вес, вкус и цвет... Конечно же, он читал текст, но создавалось впечатление, что все сказанное рождается только сейчас...

- В последнее время значительно активизировали свою деятельность ряд международных террористических группировок ультралевого толка, ставящие перед собой цель дестабилизировать ситуация не только в Азове, гордости нашего государства, но и на всем юге России.

Терроризм становится по-настоящему опасным, политиканы обладают незарегистрированным оружием и пытаются внедриться в самые различные государственные, региональные и
местные властные структуры, в средства массовой информации. Но и в среде террористов уже сейчас начинается борьба за власть.

Свидетельство этому - деятельность телерадиокорпорации "Коминтерн", руководимой Шивой Овским. Противоборствующие группировки организовали в здании ТРК пожар, захватив в заложники ее руководителя, который затем исчез при таинственных обстоятельствах. В настоящий момент он находится в розыске.

Специальными органами разыскивается и эмиссар арабских террористов, некий Петр Радов, прибывший в Азов для оказания финансовой поддержки "Коминтерна" и других ультралевых формирований.

Вся ситуация находится под контролем компетентных органов России. Мы не позволим подвергать жизнь мирного населения даже малейшей опасности. Начиная с 24-00 сегодняшнего дня, на всем юге России вводится ряд ограничений на передвижение транспортных средств любого вида. Ограничения продлятся двое суток.

Мы приносим извинения гражданам и гостям региона за неудобства, которые будут вам причинены в ходе специальных мероприятий, проводимых нашим отделом. Сейчас по всем каналам электронных средств массовой информации будут переданы фотографии разыскиваемых Шивы Овского и Петра Радова...

Бойцы группы "Бета" уже переодевались в гражданскую одежду... Транспортный самолет делал круг над базой "Пеленкино-27". Майор вызвал командиров подразделений для энергичного и краткого последнего инструктажа.

***

Вдруг посеревший лицом Шива Овский сломал ручку, которую вертел до этого в руках и движением руки подозвал огромного амбала, прислонившегося к стене. Телевизор работал на полную мощность.

- Быстго ко мне этого... Быстго, я сказал! - Вдруг взвизгнул он.

В комнату ввели Радова с завязанными глазами. Когда Шива сорвал с его
лица повязку, то перед ним предстал огромный фингал, уже начавший буреть.

- Что же вы молчали, Гадов! Или как вас там? Это же не шуточки в конце концов! Мои гебята могли и пгибить вас!

С помощью дистанционного управления он снял с рук Петра наручники. Тот начал молча массировать затекшие руки, затем уселся в кресло.

- Распорядитесь, чтобы мне дали что-нибудь попить...

- Быстго! - скомандовал Овский, и тот, огромный, в модной куртке-распашонке,
наполнил огромный фужер с минеральной водой.

- Попросите удалиться вашего человека, и мы пожалуй, обсудим кое-что...

Амбал поймав движение глаз Шивы, моментально выскользнул из комнаты.

***

На развилке трасс М65 и М99 проверяли документы. Быков съехал на площадку, закурил в ожидании.

Молодой подъесаул вежливо кивнул ему, мол, подождите чуть-чуть, и направился в сторону автобусика с группой туристов, кажется скандинавов. Казаки обнаружили в автобусе два ящика лимонада производства Азовской головной фирмы "Транслимон", знаменитых пластиковых саморастворяющихся бутылочек "Лига", которые запрещалось вывозить за пределы Азова.

Эту штуку придумала сама фирма, продавая только в городе бодрящий и прекрасный напиток,
затмивший в одночасье славу всех "Пепси" и "Херши"... Деньги текли в казну города, а туристы изощрялись в попытках вывезти напиток, чтобы продать его на родине, где он стоил баснословно дорого.

Белобрысый турист разводил виновато руками. Гид - видно из местных, с осуждением на него поглядывал. Туриста идентифицировали с помощью переносного аппаратика, известного у всех патрульных служб.

Наконец дошла очередь и до Николая.

- Оружие, запрещенные товары, иная контрабанда?

- Есть зарегистрированное вакуумное ружье. Я работаю егерем, - мне положено. Да и сообщения эти о террористах, - сами понимаете...

Подъесаул понимающе кивнул головой, изучая разрешительную карточку.

- Надолго эта канитель? - Поинтересовался Быков.

- Не думаю. Куда они денутся... - Доверительно сказал казак, и пожелал ему счастливой дороги.

***

- Нет, так нельзя... Вы что хотите говогите, но так нельзя... – Овский возбужденно расхаживал по комнате.

- А я еще ничего и не говорил, - заметил Петр, попивая минеральную водичку.

- Вам лучше меня известно, что год назад, когда все наши конторы согласовывали свои действия, мы договрились о доверительном обмене информациями уровней G, J и F. Вам нужны деньги? Вы заинтересованы в быстрой переброске средств по банковской линии "Кроссроуд"? У вас здесь, простите, сплошной бардак.

Мало того, что вы не можете сговориться со своими коллегами, и вас сейчас разыскивают профессионалы из отдела по борьбе с терроризмом, так вы еще и меня подставили...

- Ну, это пустяки... Не волнуйтесь. Я уже вызвал нашего специалиста. Пара часов и у нас не только лица, но и пальчики с другими отпечатками будут...

Это несущественно... У нас ведь в конце-концов цивилизованная организация...

- Вы обязаны подтвердить свои полномочия, ибо мне неизвестно, есть ли они вообще у вас на данный момент...

Шива достал из кейса тонкий лазерный диск.

- Давайте пройдем в другую комнату. Там компьютер.

***

Прибывшую из столицы группу быстро накормили и сориентировалась. Здесь, в "Пеленкино-27" служил однокашник майора.

- Транспорт готов, система связи оговорена, - доложил тот. Четыреста пятьдесят снимков наиболее опасных деятелей у каждого в личном компьютере.

Но вот этот, - он достал маленькую голографическую карточку и протянул ее майору, - особенно опасен.

На майора смотрел рыжий вечный студент Геша, внук Митяя.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

- Так! - Шива возбужденно заходил по комнате. Так! - Добавил он еще раз и протянул Петру ладонь.

– Гад приветствовать на священной азовской земле, политой кговью и потом пголетгиата и габочего кгестьянства своего коллегу!

Он старательно спрятал дискетку во внутренний карман пиджака.

- Пгиступим к делу. Свои полномочия вы подтвегдили. Поздгавляю!

Петр взглянул в очи Шивы и промолчал.

- Доктог, котогый сделает нам косметическую блиц-опегацию вот-вот пгибудет.

- В самом начале мне бы хотелось услышать от своего коллеги краткий отчет о вашей работе. Поймите меня правильно, - по нашим данным в вашей организации царят разногласия. Нам бы хотелось перед тем, как профинансировать цикл дальнейших совместных мероприятий, узнать хотя бы по минимуму ситуацию в городе, чтобы скоординировать наши планы...

Шива помрачнел лицом.

- Да, да, да, батенька... Имели место некотогые неприятности... Но мы избавились от них... Вы же понимаете, что совместный устав междунагодной лиги левых, пгедусматгивает вагианты, когда местным стгуктугам позволительно газбигаться в случае недогазумений самим...

- Я согласен с вами. И, обратите внимание, наше движение всегда болезненно относилось к попутным источникам финансирования. Ибо денег в наше время просто так никто не дает. И внеплановые денежные вливания могут совратить вас, я еще раз говорю, - поймите меня правильно, с истинного общего пути. Вы понимаете о чем я говорю?

Лицо Шивы посерело.

- Откуда вы это знаете?

- У нас есть свои люди везде. Как, собственно говоря, и у вас...

***

Катерина воспользовалась в эропорту туристической кредитной карточкой, и выпила холодного рогожинского пива. Митяй, очень довольный внезапно свалившимся на него и внука путешествием, кейфовал в кресле, ожидая объявления о посадке на лайнер.

Рыжий Геша до того флиртующий с Катериной, углубился в изучение справочной литературы и путеводителей. Катерина внимательно его рассматривала и, судя по выражению ее лица, что-то ей не нравилось.

Голос, будто бы зовущий в постель, интимно проворковал по внутреннему саунду:

- Дамы и господа! Лайнер "АОМЗ-ЧТЗ" приглашает на свой борт участников экспресс-маршрута "ААА". посадка в терминале 17. Проверьте наличие кредитных карточек. Больше в вашем путешествии вам ничего не понадобиться.

Трое новоиспеченных туристов поднялись со своих мест и покатили по бегущей дорожке в сторону семнадцатого терминала. Голос, еще более сексуальный, предлагал туристам воспользоваться услугами фирмы "Золотой лев" и приобрести по ценам "таможня-минус" любую обувь. Цены на шестьдесят процентов ниже... Затем туристам напомнили, что за границей
к азовчанам относятся как к потенциальным миллиардерам, и попросили быть осторожнее с подозрительными людьми, пытающимися вступить с ними в контакт...

Митяй первым двинул мимо улыбающейся стюардессы, шествие замыкал Геша. Катерина, продвигаясь вглубь салона, услышала, как Геша, сдав билет стюардессе, извинился перед ней и попросил разрешения на секунду вернуться в терминал, так как в суете забыл там свой кейс.

И Катерина, внезапно принявшая какое-то решение, так же улыбнувшись стюардессе, пошла за ним на расстоянии, осторожно лавируя среди двигавшейся медленно цепочки туристов.

Геша шел быстро, не оглядываясь. Он буквально на ходу приобрел в маленьком шопе кепку с красочной надписью "Азов-столица мира. Что будем делать с Парижем?" и выбросил свою, старую... Катерина, казалось, забыв обо всем на свете, и лихорадочно вспоминая прочитанные в каком-то детективе способы слежки, осторожно шла за ним.

Тот же приятный голос сообщил о закончившейся посадке на лайнер, следующий по туристическому экспресс-маршруту "ААА". В это время Геша уже нанимал такси, а через несколько машин такси нанимала Сероштанова.

***

Трасса, прямая как стрела, словно бы сама гнала машину Быкова. Время от времени Николай посматривал на свое собственное отражение в зеркало, и ему немного становилось не по себе. Лицо менялось на глазах. Надбровные дуги сужались, мелкие поры лица исчезали, скулы приобретали четкие формы. Кожа становилась гладкой, зеленовато-серебристого оттенка. Штучки-дрючки, которые оставил им лысый, действовали вовсю.

Быков, оторвав левую руку от руля, пошевелил пальцами и растопырил их веером. Средний покалывало. Николай попробовал изменить направление среднего, и он стал покалывать еще сильнее. Внезапно в голове что-то щелкнуло, и Быков от неожиданности чуть не выпустил из рук руль. Взвизгнули тормоза его автомобиля и маленький "Аргамак" с открытым верхом, пытающийся перегнать его, с испугом отстал. Будто бы внутри черепа он услышал два голоса и узнал оба...

- Они могут обогатить всех, пока ЭТО у нас. Воогужение, сгедства связи, тганспогт, наконец, новые стогонники...

- Да... Если бы я прочитал об этом в книге, я бы не поверил...

По всей вероятности, сейчас у Петра Радова также приятно покалывал средний палеw на левой руке.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Геша, видимо, просил шофера ехать осторожно, и тот ехал осторожно, лавируя между заполнившими объездную шестнадцат полосую трассу, ведущую через подводный тоннель на левый берег Дона, автомобилями. Поэтому следить за ним было относительно удобно. Сероштанова, вжавшись в кресло, негромко советовала своему водителю как и в каком месте поворачивать, чтобы не потерять из виду такси с Гешей, и тот терпеливо слушая ее, следовал выбираемым Катериной курсом.

Промелькнул многомиллионный город дач, построенный некогда в период расцвета перестройки. Теперь их уже и дачами-то назвать было никак нельзя – солидные коттеджи с подземной системой парковок личного транспорта, спутниковые самонаводящиеся тарелки, внутренние дачные двухэтажные троллейбусы, маленькие городки - островки развлечений и магазинчиков. Здесь в основном жили рабочие крупных ростовских и азовских предприятий.

Такси с Гещей вывернуло на боковую трассу, более примитивную чем объездная, - всего восемь полос. Здесь было почти пустынно, только низко барражировал полицейский вертолет, да отсвечивала яркая реклама на обочине, призывающая пользоваться услугами семнадцати авиакомпаний Нижнего Дона.

Катерина попросила у водителя сигарету, и тот молча протянул ей пачку дорогой "Нашей марки" с тройным ментоловым фильтром.

- Ты шпионка, что ли, или за мужем следишь?

- За ним, гадом таким... - Ответила Сероштанова, затягиваясь пряным дымком.

- Ну ты даешь! Прямо Мата Хари!!! - Восхитился шофер, позволяя Геше немножко
оторваться от себя...

***

А в это время Николай Быков, припарковав машину и по-прежнему ощущая покалывание пальца, наблюдал за домом, в котором должен был находится Петр. Одновременно он время от времени рассматривал себя в зеркало над панелью управления машиной. Не по себе ему как-то было, - лицо приобрело иную, непривычную форму. Странно отсутствующее выражение лица, застывший взгляд. Лысый довольно подробно проинструктировал их, что должно последовать
за этой странной трансформацией, и все равно Николай боялся сделать последнюю
и важную проверку.

Наконец решился, и перекрестившись, достал из бардачка платиновое лезвие бритвы. Зажмурившись, глубоко вонзил его в руку... И ничего не почувствовал. Более того, рана моментально исчезла.

- Во дают, орлы! - Восхитился он вслух, и еще раз повторил эксперимент.

То же самое...

Он ждал долго, несколько часов. Уже стемнело, и по улице этого маленького городка, куда его привело покалывание руки еще засветло, раскатывали лишь тинэйджеры на больших, с непомерно огромными шинами, мотоциклах.

Около полночи дверь дома открылась и Николай облегченно вздохнул. Вышли Шива и Радов. К ним подошел сидящий в темноте сада на скамеечке здоровенный мужик, что-то доложил. Шива нетерпеливо отмахнулся. И Николай вдруг осознал, что видит их в темноте, как днем. Видит их лица, выглядевшие странно в зыбком лунном свете. Где-то играла музыка -- уже опостылевший хит сезона "Я буду ждать тебя на Левбердоне"...

***

Перенесемся в иное место и познакомимся с иными людьми. Целый день редакция "Новой азовской газеты" гудела. Это был обычный звук рабочего дня, когда сонмы репортеров входят и уходят из своих помещений, а редакторы отделов, впившись глазами в экраны компьютеров, отцеживают наиболее важное из просто важного, одновременно попивая кофе, минеральную воду или пиво, - кому как нравится... В глубине репортерского зала негромко беседовали трое. Обсуждали последние события, связанные с невиданной ранее акцией спецслужб по борьбе с терроризмом.

Молодой и худощавый, с пушком на подбородке, - видно тщился отпустить бороду, покручивая на пальце кольцо с пластиковыми ключами, рассуждал:

- К информации не подпускают, прислали каких-то церберов из столицы, у каждого бицепсы как у быка... "Потом", "потом"... Никаких брифингов, никаких пресс-конференций... У меня создается впечатление, что мы живем с вами в банановой республике конца прошлого века, а не в демократической стране...

- Иванов, жалуйся в лигу сексуальных реформ, - пошутил его приятель. У твоего доблестного деда в свое время не было и одной пятнадцатой тех возможностей, которыми ты сейчас обладаешь, как журналист. Надеюсь, ты перечитывал его мемуар о том, как он изображал нищего на рынке?
- Ты хоть попробовал сделать перехват их спецсвязи?

Третий, в яркого цвета пляжной рубашоночке, приглатывая горячий кофе, замотал головой:

- Глушат, негодяи. Все глушат... Я уже и так, и этак...

- Тогда остается ждать официальных сообщений и кимарить в приемной Лентулова хоть круглые сутки... Давайте закажем бутербродов...

- Там конкуренты вовсю ошиваются с утра... Я его секретаршу навострил по этой части, обещала сразу же сообщить, если что...

- А ты уверен, что она еще кому-нибудь не обещала сразу же сообщить, если что? Там есть один смазливый из отдела городской жизни "Пульса"...

Иванов заволновался. А тот, в рубашоночке, лет тридцать от роду, задумчиво пробормотал:

- У меня тут один вариантик накручивается в голове... Авантюра, конечно, но что не сделаешь ради нескольких строчек, чтобы не вставить перо в зад конкурентам... - И зашептал что-то горячо Иванову, теребившему пушок на своем подбородке...

***

Шива и Радов видно ждали машины, или еще чего-то в этом роде, когда уставший сидеть в темноте Николай решил немножко размять ноги. По обочине дороги шла босиком девица, держа в руках свои туфельки. Косясь в сторону дома, Быков аккуратно прихлопнув дверцу, вышел из машины, чтобы тут же удивленно раскрыть рот. Сероштанова, собственной персоной, с ума можно сойти, остановившись, смотрела на него.

- Катерина, ты обалдела! - выдохнул Быков.

- Ты же уехала!

В ответ хрупкая Катерина с маху всадила в его лоб туфелькой, оказавшейся и
не туфелькой даже, а чем острым и тяжелым...

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Быков еле увернулся от второго удара Катерины, хотя тот и ослепил его на мгновение. Все-таки сказалась старая армейская выучка, да и сам по себе он был парнем здоровенным. Когда он уходил от этого самого второго, и сумел все-таки приоткрыть глаза, то увидел, что в руках у Сероштановой не туфелька, а блестящий кастет с шипами. Третий удар вновь достал его - уже плечо...

Катерина двигалась довольно ловко и сумела уйти от оглушающего удара правой со стороны Быкова. Но от последовавшего удара левой не ушла. Ноги ее подкосились.

Николай затащил ее, вяло сопротивляющуюся в салон, и огляделся. Кажется эту странную схватку никто не заметил. Он стянул ее руки медицинским жгутом, который достал из бардачка, а рот заклеил пластырем оттуда же... Катерина тяжело дышала.

Штучки-дрючки лысого действовали великолепно. Уже через минуту Николай ничего не чувствовал, лишь порванная на плече кастетом рубаха не заросла сама собой...

Он похлопал Катерину по щекам, приводя ее в нормальное состояние.

- Ну ты даешь, деваха! - Заметил он. - Кастетом вооружилась... Как ты
здесь оказалась, и что все это значит? - Спросил он как можно грозней.

Катерина сопела и глядела на него ненавидящим взглядом.

- Давай договоримся так. Я тебе разлеплю твой ротик, и мы мило с тобой побеседуем. Коротко и мило. У меня еще сегодня дела разные. Но если ты заверещать вздумаешь, я забуду, что ты такая маленькая и женского пола. Обещаю. Поняла?

Катерина по-прежнему сопела, но кивнула головой в знак согласия. Николай
отклеил пластырь.

- С чего это тебе взбрело в голову, Катерина, нападать на меня, да еще с такой штуковиной? Ей ведь и убить человека можно... И как ты вообще здесь оказалась?

- Я не Катерина, - ответила Сероштанова. - И радуйся тихо, что я тебя вообще не шлепнула. Не рассчитала удара, к сожалению...

- А-аа... - Протянул удивленно Быков. - Так тебя зовут Раиса Максимовна? Про-ошу проще-ееения... - И, посерьезнев, добавил: - Хватит дурака валять, у меня для тебя времени нет.

- Я не знаю, как доказать тебе, что я - не Катерина. Я ее сестра.

- Сиамская? - Быков начал сердиться по-настоящему.

- Нет, не сиамская. Мы просто близнецы...

- Во дает! - Как бы про себя изумился он. - И сколько вас, таких сестер-двойняшек?

- Две. Я и вправду не могу тебе доказать, что не вру...

- А ты попытайся, - протянул Николай задумчиво. - Вот я помню, к примеру, что у Сероштановой над пупком, то есть, пупочком, - мы с ней однажды на пляже вместе были, большая такая родинка была... А как у тебя с этим?

И вновь сделав жестким лицо, добавил: - Хватит придуриваться, Сероштанова!

- А ты посмотри...

- Так прям и посмотреть?

- Так и посмотри...

Быков легонько задрал блузку девушки и у него отвалилась челюсть. Родинки, ни большой, ни маленькой, не было...

***

Тройка из "Новой азовской газеты", уже известная нам, воспользовавшись лифтом, быстро поднялись на семидесятые этажи, похожего на плохо заточенный карандаш, здания своей редакции.

Здесь было тихо. Служащие в мягких тапочках развозили бутерброды и напитки по кабинетам обозревателей. Приглушенно стрекотали где-то зуммеры теле-видеоаппаратов, девушка провезла мимо, неодобрительно поглядев на журналистов, кипу толстенных книг вглубь
широкого коридора, видно по заказу.

Многие обозреватели, словно пауки, казалось, никогда и не уходили отсюда, благо кабинеты
больше походили на квартиры со всеми удобствами. Достигнувшие такого положения, они были самой высокооплачиваемой элитой газеты, ее самыми читаемыми полосами и разделами, аналитичными, ироничными и бьющими наотмашь - соком и главным содержанием номеров.

У входа тройку остановил охранник, вежливо поинтересовавшись, куда это направляются молодые люди...

- Мы к Борису Константиновичу! - Бодро ответили они. - Он знает.

Охранник быстро соединился по внутренней связи с Борисом Константиновичем, и по тому, как он вежливо говорил с ним, было понятно, что тот человек в газете далеко не последний. Журналисты в это время разглядывали Азов, лежащий внизу. Весь - от стройных колонн небоскребов на Молокановке, до здания ООН на месте старого, допотопно-брежневского вида ГДК, которое, по слухам, было когда-то построено на месте кладбища.

- Проходите!

Молодые люди бесшумно двинулись дальше по коридору.

Борис Константинович, высокий блондин непонятного возраста, с восторгом играл в виртуальную триаду "QV" одновременно на трех компьютерах с огромными, почти в рост человека, экранами. Собственно, это и было его основное занятие в газете - он вел популярный раздел компьютерных игр.

Сейчас он отчаянно сражался с оранжевыми монстрами, один из которых успел оторвать ему руку. Борис Константинович в это время разрезал другому грудь при помощи бластера. В офисе пахло жареным.

Увидев молодежь, он поставил игрушку на сохранение и монстры исчезли. Запах паленых шкур также исчез.

- Здравствуй, племя... как там... В общем - привет надежде журналистского корпуса Азова! - Радостно заявил он.

Молодой и худощавый, с пушком на подбородке, по фамилии Иванов, сразу взял
быка за рога:

- Борис Константинович! Только вы поможете вставить огромный такой фитиль всем нашим конкурентам! Только вы!

- Я?!? - Удивился блондин.

- И ваша техника! - вежливо добавил парень в яркого цвета пляжной рубашечке.

(Продолжение следует)[b][/b]


















Добавить комментарий
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
  • Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив