/ / / Беженцы в Азове: репортаж из гостиницы "Солнечная"

Беженцы в Азове: репортаж из гостиницы "Солнечная"

Беженцы в Азове: репортаж из гостиницы "Солнечная"


Ксения Городнянская, обозреватель «НАГ.RU» встретилась с беженцами с юго-востока Украины, приехавшими в Азов (фото автора) в гостинице «Солнечная». К 8 июня в четырнадцати номерах были размещены 43 гражданина Украины, 29 – взрослые, 14 дети.
Почти параллельно их размещали в азовских гостиницах «Амакс» и «Прибой». 9 июня репортаж из Азова о беженцах был размещен в информационной программе НТВ: это не праздный интерес россиян к трагедии… Это сопереживание и желание помочь людям, попавшим в беду…


На 10 июня в Азове было уже 180 беженцев...

Я поднимаюсь на четвертый этаж, стучу в приоткрытую дверь, из комнаты выходит девочка, мать суетится с чайником, бутылочкой и смесью. Отдает готовую еду для младенца, девочка уходит к отцу, который гуляет на Петровской площади, у фонтана, с четырехмесячным сыном.

Нелегкая, конечно, задача у журналиста – разговорить людей, оказавшихся в ужасной ситуации. Мы знакомимся, я уговариваю Светлану сфотографироваться, она отказывается:

- Мне родственники все оттуда звонят, говорят, я – звезда ютьюба.

Оказывается, когда они приехали в Ростов и добрались до миграционной службы, на них там сразу обратили пристальное внимание не только чиновники, но и журналисты: молодая семья с двумя детьми, один из которых малыш – хорошая иллюстрация к тому, что творится.

Здесь, в России, у них нет никого – ни родственников, ни знакомых, поэтому уезжали из своего поселка Ровеньки, Луганской области, на удачу. Наняли машину за три тысячи рублей, граница рядом – минут тридцать. 6 июня утром были уже в Ростове-на-Дону, в миграционной службе. Там семьей быстро занялись, приняли заявление на предоставление временного убежища, заполнили анкеты, выдали справки и направили в Азов.

Когда Светлана рассказывает, у нее на глаза наворачиваются слёзы:

- Нас здесь встретили очень хорошо. Все такие отзывчивые. Мы стоим на ступеньках гостиницы, подбегает ваш заместитель мэра – Гаянэ – и начинает расспрашивать, успокаивает, а у нее слезы, и у меня слёзы, обе ревём. Огромное ей спасибо! Нас обеспечили всем необходимым на первое время, доктор осмотрел ребенка – сын диатезный, я его кормила дома козьим молоком, ничего больше не подходило. Нам принесли смесь, девушка - волонтер Лена принесла ванночку для малыша, тазик, зубные щетки, мыло. В общем, очень активно нам помогают, отзывчивые у вас люди.

Когда к нам в Ровеньки привезли детей из Славянска, я им носила смесь. А теперь вот мне…


- Почему вы уехали, что там оставили? Что там вообще происходит у вас?

Светлана:

- В феврале родился Тимофей, к этому событию мы сделали хороший ремонт в квартире – живи и радуйся. Муж взял отпуск, чтобы мне помогать. А тут такое творится! У нас в поселке более-менее спокойно, все работает, но мы не стали ждать худшего. Началось мародерство, говорят, отпустили зэков, у нас зверски убили двух женщин. Граница рядом, там были боевые действия. Здесь у нас никого нет, а там остались родители, сестра, бабушка лежачая. Вот сейчас я вспоминаю, как бабушка всегда говорила: лишь бы не было войны! А я никогда об этом не задумывалась…Мы решили уехать в Россию. Мужчин не призывают в ополчение, у нас добровольно в основном шли те, кто жизнь уже прожил, или у кого семьи нет. А у меня муж - единственный кормилец.

Я понимаю, сейчас неприлично прямо спрашивать о деньгах, но я всем, с кем беседовала, задавала вопрос: сколько у вас денег? Сколько вы с собой взяли?

Потому что одно дело поехать на прогулку, в отпуск, совершенно другое – уезжать в неизвестность из родного дома в другую страну.

Светлана:

- Мы заплатили три тысячи за машину, с собой полторы тысячи гривен – это все. Их нигде не меняют. Здесь практически ни у кого из беженцев нет денег! В халатах приехали, я хоть утюг, кастрюлю захватила. Там, в Ровеньках, пособия мне начисляли на карточку банка России, здесь он тоже есть. Надеюсь, что получу. Но это же очень мало! На второго ребенка до 2-х лет 1075 гривен, до трех лет 130. Муж будет искать работу.

- А что дальше?

Светлана:

- Как нам объяснили, временное убежище дается сроком на год, но, если заканчиваются военные действия и нет угрозы жизни, то все – можно возвращаться домой. Если мы станем Новороссией, мы вернемся домой. А если нет, - то останемся навсегда.

Светлана собирается к мужу и детям на улицу, мы спускаемся по лестнице и встречаем еще одну семью – точнее, главу семьи с двумя мальчишками.
Александра я тоже уговорила рассказать о том, что произошло, и как они здесь оказались.

Александр:

- Вчера, 7 июня я встретил свой 36-й день рождения вместе со своей семьей в безопасности. Мы из Мариуполя, прибыли в Ростов на своей машине в час ночи. Я обратился в ГУВД, там мне никак не помогли – ничего не знают, даже не стали никуда звонить что-то выяснить. Сам пошел потом в районный МФЦ, и вот мы в Азове. Честно? Я не знаю, к чему быть готовым, но лишь бы моя семья была в безопасности. Жена в Ростове около аэропорта долго не могла прийти в себя, боялась звуков самолетов.

Я до самого последнего момента не верил в то, что такое завертелось. Я три с половиной часа стоял в очереди проголосовать на референдуме! Никогда такого не было ни на одних выборах. А потом началось. Живем мы в пос. Украина – район Мариуполя, я с детства там, все друг друга в лицо знают. Но в последнее время начали замечать чужих, они не афишируются, но не заметить их невозможно – в масках, видно, что уголовники по отличительным знакам на теле. Начались непонятные вещи, даже страшные – забирают частные машины, избивают. 9 мая моему другу прострелили живот. Кто? Не знаю, в масках, на танках, стреляли людям в ноги. Полный беспредел. А милиция? Милиция есть, но она бегает туда – сюда и ничего не делает для защиты мирных людей. По желанию, добровольно принимают в ДНР воевать. Если бы знать, за что воевать!!!

Вот не стали мы ждать худшего. Ближайшая граница в сорока минутах езды, приехали на своей машине, стоит здесь, во дворе гостиницы. Приняли нас хорошо, спасибо вам большое! Как быть, что делать? Пока у нас только на 90 дней разрешение, миграционные карточки, а детей куда-то определять надо – старшему в этом году в школу. Но, как нам объяснили, если кто-то из родителей устраивается на работу, то детей отправят и в детсад и в школу. А что дальше? Не знаю я, к чему готовиться. Но лишь бы моя семья была в безопасности...

Я и до встречи с украинцами толком не понимала, что происходит в их стране и на границе нашей областью. Честно признаюсь, после этого разговора я не стала понимать больше. Одно ясно: когда политический кризис и драка с оружием - страдают ни в чем неповинные мирные люди, женщины и дети.

Лишь бы не было войны!
Добавить комментарий
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
  • Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив